?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
mudroslav

Рано утром в великолепное здание московского Пенсионного фонда, внесенное Юнеско в Список объектов всемирного наследия, вошел неприметный старичок. Сонный охранник Вася при его появлении нехотя задал ему пару вопросов, но затем, к удивлению остальных присутствующих, слегка оживился и повел старика к стойке ресепшена. За ней сидела симпатичная девушка, делая утренние инсталуки с хэштегами #работакипит и #тружуськакпапакарло.

- Машенька, тут к вам посетитель рвется, говорит, что пенсию по старости пришел оформлять.

Фразу пришлось повторять еще несколько раз, пока до Машеньки, наконец, не дошел ее смысл. Через пять минут девушка более-менее пришла в себя и несколько бесцеремонно спросила:

- Вы хотите сказать, что дожили до пенсионного возраста?

- Именно это я и хочу сказать. Так что начните, пожалуйста, процесс оформления.

Машенька вздрогнула. Она и понятия не имела, как начать этот процесс. С тех пор, как пенсионный возраст подняли до 120 лет, желающих оформить пенсию никто не видел. Что же делать? Машенька закрыла глаза, надеясь, что страшный старик сейчас умрет и перейдет в ведение другой конторы, но когда все-таки открыла их, он так же невозмутимо смотрел на нее. На помощь пришел охранник Вася, предложивший позвать Валентину Ивановну, руководителя отдела. В полуобморочном состоянии, даже забыв поправить макияж и сделать очередное сэлфи, Машенька поплелась в кабинет начальницы.

Read more...Collapse )

Tags: , ,

                          ПЬЕСА

                Предисловие от автора.
Как известно, Кремль обратил свой внутриполитический взор в сторону молодежи, дабы отвлечь ее от протестов. Но  начинать профилактику экстремизма среди детей нужно, как известно, чем раньше, тем лучше. Например, прямо с детского садика. И вот что из этого может получиться.

Действующие лица:
Марья Ивановна (М.И.) – воспитательница.
Дети.
Заведующая – строгая советская тетка.

Место действия – старшая группа в обычном московском детском саду.

М.И. – Дети, внимание! Сейчас у нас будет занятие по патриотизму. Я расскажу вам патриотическую сказочку, а потом вы нарисуете патриотический рисунок. Все понятно? Итак, начинаем. В одном сказочном королевстве правил король. Звали его Владимир. С ним правили его министры.
- А Королева?
-  Какая королева, Танечка?
- Ну, раз есть Король, то должна быть и Королева. Как ее зовут?
- Танечка, если ты будешь задавать такие вопросы, то к тебе домой ворвутся дяди «Эшники» и утащат твоих родителей в тюрьму, а тебя отдадут в детский дом. Поняла?
- Марья Ивановна, а Эшники – это черти такие?
- Что ты, Петенька, говоришь такое?!
- Ну, нам батюшка говорил на православном занятии, что если мы будем плохо себя вести, то ворвутся черти и утащат нас в ад.
- Нет, Эшники – это хорошие дяди. И не ворвутся, а культурно постучат, не утащат, а аккуратно отведут, даже за ручки поддержат. Да и не в ад вовсе, а в подвальчик всего лишь. Хе-хе. На чем мы остановились? Ах да, с ним правили его министры и чиновники.
- Марья Ивановна, а они тоже вампиры?
- Кто вампиры, Сашенька?
- Министры и чиновники из вашей сказки.
- Почему вампиры? И почему тоже?
- Ну, мой папа говорит, что наши российские чиновники пьют кровь у простого народа.
- Нет, эти не пьют. То есть, что я говорю, и наши тоже не пьют, не вампиры они вовсе. Сашенька, ты что, тоже хочешь в детский дом? Нет? Вот и молчи. Продолжим. С ними правили еще Уважаемые Люди, очень богатые и добрые. Когда-то были злые богачи, которых звали Олигархами, но Король Владимир их всех победил, и остались только добрые.
- А мой дедушка сказал, что это те же яйца, только в профиль. Марья Ивановна, а про какие яйца он говорил? Из сказки про Курочку Рябу?
(нервно) - Вовочка, какие яйца? Причем здесь Курочка Ряба?!
- Ну, там же было золотое яйцо, вот я и подумал, что раз они богатые, то у них золотые яйца.
- Вовочка, что ты несешь?!!! Впрочем, не знаю, у богатых свои причуды. (Спохватывается). Что я говорю! Совсем с ума сошла с вами.
- Так, значит, врет дедушка?
- Твоего дедушку тоже пора сдать в детский дом!
Дети смеются.
- Тихо всем! Продолжаем сказку. Все жили в том королевстве хорошо. И так они были счастливы, что всему миру завидно стало, особенно злым американцам.
- А я слышал, что американцы запустили ракету такую. Слетает она в космос, а потом обратно возвращается. Прямо как собачка моя!
- Да разве могут американцы до такого додуматься? Они же все тупые, помнишь, дядя Миша говорил?
- А мой папа говорит, что это правда!
- Да кто он такой, твой папа-то?
- (Плача) Депута-а-а-ат…
- Ой, Абраша, я и забыла, что твой папа депутатом стал. (В сторону) Что же он тебя не забрал-то до сих пор отсюда? Ну ладно, не плачь, так что он там говорил, твой папа?
- Он говорит, что американцам такие ракеты для спи-о-наса нужны. У нас на Рублевской даче забор высокий-высокий, до неба, наверное. Даже дядя Навальный на своем дроне через него перелететь не смог. Вот и договорился с американцами, чтобы они помогли ему, построили ракету, чтобы следить за моим домиком для уточек. Но я подготовился, мне дядя Рогозин настоящую военную рогатку подарил. Так что пусть только сунутся!
- Молодец, Абраша. Ну раз твой папа-депутат говорит, значит, летают у американцев ракеты. Но так, низЭнько-низЭнько… Слушаем сказку дальше. Жил еще в этом королевстве злой царевич Алексей. Не любил он короля Владимира и хотел сам на его место сесть и народом править.
- Марья Ивановна, но ведь царевич Алексей хороший был, нам батюшка так сказал.
- М-да, накладочка получилась… Ну, в сказке это другой царевич, да и не царевич, а так… Из мещан-блогеров.  Договорился он со злыми американцами и их страшным великаном Госдепом извести короля Владимира. Но, к счастью, пришли тому на помощь богатыри могучие – Димо… то есть Димитрий, Алишер и Рэпер Птаха, а также красна девица Алиса Вокс. Как стали они махать своими ютубами, тут злому Алексею и конец пришел.
- А моя бабушка уже видела в интернете эту сказку. И сказала потом, что чума на оба ваших дома. Марья Ивановна, а что такое чума?
- Чума, дети, это такая опасная заразная болезнь, вроде экстремизма... Ну что, ребята, сказку мы с вами закончили, а вот патриотический рисунок, пожалуй, не будем сегодня рисовать, а то боюсь, вы там такое изобразите, что меня точно упекут. Не в тюрьму, так в дурдом.
- Марья Ивановна, а как же вас запекут в дурдом, если мы и так с вами в нем живем? Мой дядя сказал, что вся Россия – это один большой дурдом.
                Перед этой репликой в группу незаметно входит Заведующая. Услышав последние слова, она застывает на месте, открыв рот от изумления. В свою очередь, Воспитательница, заметив ее, падает от ужаса в обморок, смешно взбрыкнув ногами. Дети в восторге хлопают в ладоши. Они очень любят свою Марью Ивановну.
ЗАНАВЕС
В степи, покрытой пылью бренной,
Скакал и прыгал человек.
А мимо шел злой дух Вселенной.

Остановившись, он изрек:

«Я враг униженных и бедных,
Я всех безбожных берегу,
Я знаю много слов запретных.
Я дьявол есмь. Я всё могу.

Меня печалишь ты, счастливец,
Какой ты радостью тесним?»

И тот сказал: «Я – украинец».
И черт запрыгал вместе с ним.
посвящается либеральным журналистам
«Кого сегодня мы можем наблюдать в первых рядах протестующих? Это элита общества, его сливки, люди, которые не боятся сделать вызов прогнившей системе. Среди них много футбольных болельщиков, по-видимому, студентов, в перерывах между лекциями и зачетами отважно сражающихся на стадионах с псами режима. Разрушая сейчас, они уже думают о будущем созидании. Здесь не произносят долгих речей – все ясно и без них. Эти люди выбирают свободу. Они хотят всего лишь счастья для своего народа, и разве нормальный человек может их за это осуждать? Раскрасневшиеся от мороза и азарта лица с застывшими на них неземными улыбками свободных людей – не это ли будущее страны? Площадь вся в огне. И я чувствую, что это не просто огонь. Это символ возрождения и подъема страны. Это очистительный огонь. Огонь Майдана…»
………………………………..
    - Стоп! Какого Майдана? – Арсений затряс головой, словно пытаясь стряхнуть странное наваждение, овладевшее его сознанием. Видимо, он ненадолго отключился, но сейчас туман в голове постепенно рассеивался. Надо было приступать к работе. Арсений вздохнул и принялся строчить в блокнот:
    «Кого сегодня мы можем наблюдать в первых рядах протестующих? Это отбросы общества, его дно. Среди них много фанатов, по-видимому птушников, в перерывах между баночками «Яги» ходящих на стадион и потехи ради избивающих там друг друга и пытающихся помешать им правоохранителей. Разрушая сейчас, они уже думают о будущих погромах. Здесь не произносят долгих речей – вряд ли кто-то из присутствующих вообще способен связать два слова даже в трезвом состоянии. Эти люди выбирают рабство. Они хотят каких-то привилегий для своего народа, и разве нормальный человек может их за это одобрять? Красные от перепоя рожи с застывшими на них дегенеративными улыбками рабов – неужели это будущее страны? Площадь вся в огне. И я чувствую, что это не просто огонь. Это символ падения страны в пропасть фашистского ада. С вами был Арсений Попченко, Москва, Манежная площадь, 11 декабря 2010 года…»
Как известно, белоленточники - это главные враги России, патриотов-охранителей и лично товарища Путина. В декабре  2011г. президент публично сравнил белые ленты с контрацептивами. Однако, многие забыли, что всего за год до этого Путину лично вручили белую ленту, и никаких неприличных ассоциаций у него при этом не возникло, он даже сказал "Спасибо!" Не верите? Так вот вам в доказательство репортаж не абы кого, а Первого канала (ленту дарят в конце):
http://www.1tv.ru/news/social/163116

Вот как выглядела предшественница оппозиционного контрацептиваCollapse )
«А давайте, мы у тупого быдла, спрашивать ничего не будем».
из твиттера Мити Алешковского

Москва, одна из центральных российских телестудий, 2023год.

       «...Подобно тому, как мутная ленивая застоявшаяся речка с помощью свежих и чистых горных и степных притоков превращается в широкий мощный поток, так и наш многонациональный российский народ благодарно впитывает притоки свежих горных и степных людей, превращающих тупую ленивую пьющую массу в еще более многонациональное и еще более общероссиянское народонаселение. Я рад, что наше общество наконец-то осознало все то разумное, доброе, вечное, что исходит от мигрантов, а тому тупому быдлу, что еще не осознало, помогут сделать правильный выбор наши правоохранительные органы. Россия для всех!».
       Закончив эфир, Мотя с гордо поднятой головой вышел из студии. Кругом аплодировали. Секретарша шефа Розочка, мило улыбаясь, попросила его зайти к Магомеду Габриеляновичу. В приподнятом настроении, мурлыча под нос «Хаву Нагилу», Мотя царственно вплыл в кабинет к шефу. Прежде всего, Магомед Габриелянович поздравил Мотю с очередным удачным выступлением. Но вот потом как-то странно замялся. «Видишь ли, Мотя, общероссиянская эра наступила. Все фашисты и нетолерасты переловлены. А ко мне из родного аула приехал брат с семейством. Общечеловечность и мультикультурность требует, чтобы я интегрировал их в наше общество, устроил на работу. Старший племянник хочет стать журналистом. Штат раздувать я не могу, поэтому придется взять его на твое место». Как громом пораженный, стоял Мотя перед шефским столом. «Да что же это, да как же это, - бормотал он. - Уволить еврея с российского телевидения – это чудовищно! А я ведь только купил новую квартиру, взял кредит». «Не волнуйся, в этом вопросе мы тебе поможем, - участливо сказал шеф. – Моему брату надо же где-то жить, а Москва, как ты знаешь, не резиновая. Поэтому он будет жить в твоей квартире. Вернее, уже в своей – с банком и ФРС мы договорились. Завтра переезд, так что у тебя на сбор вещей времени мало. Да, кстати, твою машину мы тоже забираем, надо же племяннику на чем-то на работу ездить». «Я в полицию пойду, вас всех посадят!» - заверещал очнувшийся Мотя. «Обязательно сходи! В твоем районном отделении мой старый армейский товарищ начальником работает, Закир. Мы с ним вместе с нетолерантщиной в части боролись. Привет ему передать от меня не забудь, тогда сильно бить не будут». «Но куда же мне идти?» - захныкал Мотя. «Поезжай в деревню, научишь местное тупое быдло уму-разуму».
       С трудом переставляя одеревеневшие ноги, Мотя поплелся к выходу. «Погоди, - остановил его Магомед Габриелянович. – Мне интересно знать, ты сам-то веришь в ту пургу про толерантность и общероссиянство, которую впаривал из газет и с экрана?» Мотя молчал. «Ведь ты прекрасно знал, что вся эта байда предназначалась исключительно для удержания русских в стойле. Но, слава Аллаху и Путину, никаких русских теперь нет. А в нашем дивном новом мире мы четко знаем, кто свой, а кто чужой. Так что ты нам больше не нужен, Мотя».
       Заплаканный и растрепанный, Мотя вышел из здания телестудии и долго шел по улице, куда глаза глядят. Наконец он устал и сел на скамейку на каком-то бульваре. Напротив скамейки на тумбе висела выцветшая афиша фильма «Тарас Бульба», и Моте показалось, что старый казак сурово глядит прямо на него, и более того, что-то говорит. Мотя прислушался.

«Ну что сынку, помогли тебе твои ляхи?»
Собрались как-то пятеро русских мужиков поздно вечером поговорить о Судьбах России. Вот один из них и говорит:
- Россия – православная страна. На том стоим.
Все как накинулись на него:
- Пусси Риот! Часы патриарха! Попы-убийцы на мерседесах! – и исколотили мужика, не жалеючи.
Выступил второй:
- Сильная рука нам нужна, вот что. Самодержец всея Руси.
Остальные как набросились:
- А Иван Грозный? А Николай Кровавый? А Сталин-Берия-Гулаг? – и избили того до полусмерти.
Тут поднялся третий:
- К земельке нам надо поближе, крестьянство страну спасет.
- Столыпинские галстуки? Колхозы? Трудодни? Нет уж! – и наваляли земельщику по первое число.
Четвертый тоже слово взял:
- Только полное соблюдение прав человека спасет страну!
Ну тут даже побитые вскочили:
- Пидарасы? Полупокеры? Хипстеры? Центр «Сова»? – и живого места на правозащитнике не оставили.
- Ну а ты что? – спросили пятого.
- Да я ничего. Вкалывать надо, а не мысли обсуждать! Теория малых дел! Дома надо сидеть!
- Дак под лежачий камень и вода не течет! – возразили остальные, ну и для порядка наваляли пятому, чтоб никому не обидно было.

Посидели еще немного мужики, помолчали да покряхтели, почесывая ушибленные места. Тут и солнышко взошло. Пора было идти на работу. День на дагестанском кирпичном заводе начинался рано…
    Ехал я сегодня по делам в городском автобусе. На остановке вошел странного вида взъерошенный старик. Усевшись на свободное место, он громко, на весь салон, изрек:
- НАТОвские марионетки! Поджигатели войны!
    Пассажиры автобуса вздрогнули, с неудовольствием посмотрели на оратора, но тут же вернулись к своим делам – и не такое услышишь в общественном транспорте. Однако старик продолжил свою пламенную речь: 
- Звериный оскал капитализма! Мировая закулиса!
    Кое-кто из пассажиров заворчал, а один мужичонка неопределенных лет, с серым (видимо от недосыпа) лицом и постоянно дергающимися пальцами, подскочил к старику. Публика уже радостно предвкушала скандал, но неожиданно мужичонка мирно сел рядом с прокламатором и с волнением спросил:
- Вы, очевидно, имеете в виду агрессию НАТО против Ливии и Каддафи? Я, как и все прогрессивное человечество, солидарен с Вами. Сегодня ночью в своем блоге я сделал в поддержку Полковника 20 перепостов и поставил на юзерпик его портрет.
(Так вот почему у него мышиное лицо и руки трясутся, - подумал я, – передо мной типичный блоггер.)
    Старик на мгновение обернулся к нему, но тут же возобновил свое воззвание:
- Наймиты империализма! Продажные приспешники Запада!
    Блоггер встрепенулся:
- Это Вы о крысах - так называемых повстанцах? Очень верно!
-Клеветники-антисоветчики!
- Имеете в виду Стешина и всяких там нацдемов? В точку попали!
    Старик не унимался:
- Осудить агрессора! Дать решительный отпор! Крепить ряды!
- А Вы у меня, случайно, не во френдах? Какой у Вас ник?
- Руки прочь от Вьетнама!
- Вы хотели сказать – от Ливии? Да, у меня есть такой тег!
- Свободу Леонарду Пелтиеру!
    Тут блоггер несколько опешил.
- А это кто? Узник совести? Сторонник Полковника, попавший в плен к НАТОвцам? Ссылкой не поделитесь?
    Старик, по-прежнему не обращая никакого внимания на блоггера, раскрыл было рот для трансляции очередного лозунга, но неожиданно замолчал и быстро полез под сиденье.
- Вот Вы где, голубчик! – раздался чей-то голос, и в салон вошел приятной наружности доктор в сопровождении двух дюжих санитаров. Они извлекли затихшего оратора из-под сиденья и поволокли к выходу.
- Доктор, а куда Вы его ведете? – осведомился я.
- Видите ли, молодой человек, я врач психиатрической клиники, а это один из наших старых пациентов. Сегодня утром он сбежал, и вот мы его поймали. Не впервой.
- А что с ним такое?
- Видите ли, давным-давно, в СССР, он работал политинформатором. Ему приходилось читать и заучивать очень много статей из советской прессы. Ну вот и «сгорел» на работе. К сожалению, за 25 лет вылечить его так и не удалось.
    Я оглянулся и увидел, что блоггер тоже потихоньку куда-то исчез.
- А больше у вас там никто не сбегал? – вновь обратился я к терпеливому доктору. – А то с ним рядом сидел какой-то блоггер и нес примерно такую же чушь.
- Блоггер? Нет, голубчик, только интернета нам в палатах и не хватало! Хотя, читая иногда этот ваш ЖЖ, я думаю, что в некоторых клиниках его провели. Но, к счастью, не в нашей. Всего доброго!
    Я попрощался с доктором, и всю оставшуюся дорогу продремал. Мне снились кошмары.
       В своей недавней записи (http://krylov.livejournal.com/2265978.html) Константин Крылов предложил следующую формулировку "того, что нам всем действительно нужно" (т.н. "17 слов"):
         "Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов".
       Невероятно, но по слухам, в Обще-й палате заинтересовались этим девизом, и даже хотят использовать его в своих программных документах. Правда, палатные правозащитники дополнили вышеозначенную формулу одним словом. Всего одним. Итак, вот эти "18 слов":
       "Даровать НЕРУССКОМУ населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов".
       Обсуждение продолжается…


Недавно был опубликован майский рейтинг посещаемости сайтов региональных отделений Единой России (http://old.er.ru/er/text.shtml?20/7399). Не очень впечатляющие цифры в этом рейтинге повлекли за собой язвительные комментарии некоторых несознательных товарищей (см., например, http://piligrim67.blogspot.com/2011/07/blog-post_9666.html). Для увеличения посещаемости партийных сайтов предлагаю обязать трудовые коллективы сменить стартовую страницу интернета в браузерах на сайты Единой России. О выполнении обязательств торжественно рапортовать. Контроль за исполнением возложить на управление «К».